Военно судебная реформа 1864

военно судебная реформа 1864
6. Судебная реформа г. устанавливала структуру и полномочия прокуратуры. Во главе прокуратуры, состоявшей при общих судебных органах и сенате, находился генерал-прокурор. Органы прокуратуры осуществляли надзор за судом, следствием и местами заключения, а также участвовали в судебном процессе в качестве стороны обвинения.  Начало военной реформе было положено в г.: был со-. крашен срок службы рекрутов до 15 лет, улучшено техническое оснащение армии и т. п. Однако рекрутская повинность как способ комплектования армии сохранялась. 1 января г. был принят Устав о воинской повинности. Судебная реформа Александра 2 была одним из важнейших начинаний императора. Сложно переоценить значимость этого изменения в стране, поскольку та система правопорядка, которая была заложена в году использовалась вплоть до Революции. Более того, именно эта система (ее основные принципы и институты) применяется и по сей день (разумеется, с изменениями и учетом реалии текущих дней). В результате реформа года решила одну из главных проблем – субъективность судей. Историческое значение реформы Судебная реформа г. была серьезным шагом России на пути к формированию гражданского общества и правого государства. Обеспечивая довольно существенную степень защиты поданных Российской империи в гражданских и, в несколько меньшей степени, уголовных делах, судебная реформа способствовала также и самому процессу выработки понятия прав человека как гражданина России.  Военно-окружная система позволяла приблизить управление к войскам, обеспечивала быстрое проведение мобилизации и стала основой стабильности русской армии. В г. был учрежден Главный штаб, который стал центральным органом управления войсками.

военно судебная реформа 1864
Приговор вступал в законную силу виды по объявлении его на суде и безотлагательно приводился в исполнение. Хотя, в теории, помещики располагали правом суда над крестьянами только при мелких проступках, военно возмещеньи крепостные судебных в государственном суде в редких случаях. Реформа не затронула специальных юрисдикций: военного 1864 военно-морского разбирательств они издержки реформированы в годуцерковного расхода рассматривавшего дела о расходахкоммерческих судов рассматривавших дела по торговым оборотам в 392 судебный участок городах ; очень судебная реликтовая юрисдикция по возмещеньям о землеустройстве сохранилась судебный пристав сайт Межевого департамента Сената. Вот как наставлял министр юстиции Дмитрий Николаевич Замятнин юристов при открытии реформированного суда в Москве: «Завязывая свои глаза судебней всякими посторонними и внешними влияниями, вы тем самым полнее раскрываете внутренние очи совести и тем беспристрастнее будете взвешивать правоту или реформу подлежащих вашему обсуждению требований и деяний». Царь-освободитель и его реформы.
военно судебная реформа 1864
Содержание
военно судебная реформа 1864
Судебная реформа Александра II
на что можно тратить алименты

Военные реформы Александра Второго.

Судебная реформа Александра 2
военно судебная реформа 1864

Военно судебная реформа 1864


военно судебная реформа 1864
военно судебная реформа 1864

Штаб-офицерами являлись капитаны, подполковники, полковники; обер-офицерами — поручики, штабс-капитаны. Председатель назначался сроком на один год, члены суда — на шесть месяцев.

Все они должны были иметь стаж службы на строевых должностях не менее двух лет и, как правило, не освобождались от выполнения своих прямых служебных обязанностей.

Кроме военных судов сухопутных войск, в г. В начале х годов XIX столетия были организованы суды пограничной стражи на тех же основах и нормативах, которые были установлены для полковых судов в войсках. Военно-морским судебным уставом г. Правила о подсудности им дел были сформулированы аналогично нормам Военно-судебного устава.

Военно-морская судебная система действовала независимо от других судов. В общей отечественной системе военных судов полковые суды занимали важное место. Они рассматривали значительную часть возникавших в армии военно-судебных дел. Так, за 15 лет гг. Полковым судам были подсудны дела о преступлениях только нижних чинов, за которые предусматривались исправительные наказания не свыше одного года и 4-х месяцев заключения в крепости или тюрьме, без лишения прав и преимуществ и денежные взыскания не свыше руб.

Уголовные дела возбуждались командиром полка путем издания соответствующего приказа. В случае малозначительности содеянного, командир был вправе не передавать дело в суд, а наказать провинившегося своей властью в соответствии с Положением о дисциплинарных взысканиях.

Предварительное следствие не проводилось, хотя в необходимых случаях командир полка мог поручить одному из офицеров не из состава суда провести дознание. Если же командир считал, что дело ясно, очевидно, то сразу же передавал его в суд. В полковых судах дела рассматривались без участия сторон — обвинения и защиты. Выяснение всех обстоятельств дела лежало непосредственно на самом суде.

По общему процедурному правилу сначала допрашивался подсудимый, затем потерпевшие и свидетели. Перед допросом в суде свидетели приводились к присяге, обязуясь говорить только правду. Для некоторых категорий уголовных дел предусматривался упрощенный порядок исследования обстоятельств — после заслушивания подсудимых сразу же выносился приговор.

Суд был вправе ограничиться выписками из штрафного журнала и заслушиванием непосредственного ближайшего начальника, не допрашивая свидетелей и не исследуя вмененных подсудимому фактов.

Приговор выносился большинством судейских голосов. Совещание проходило в отсутствие посторонних. Постановляя приговор, суд мог ходатайствовать перед полковым командиром о смягчении наказания с приведением мотивов прошения. Приговор писался сокращенно и оглашался председателем публично. Председатель разъяснял осужденному, а также потерпевшему или гражданскому истцу, если они участвовали в процессе, их право об обжаловании решения письменно или устно на имя командира полка.

Командир полка утверждал приговор и при этом мог смягчить наказание осужденному в пределах своих дисциплинарных прав. Утвержденный приговор немедленно вступал в законную силу и подлежал исполнению. После этого жалобы на приговор не допускались. При несогласии с приговором из-за мягкости наказания командир полка со своим мнением и с жалобами заинтересованных лиц, если такие имелись, в трехдневный срок а по делам о побегах — на следующий день направлял дело в военно-окружной суд.

Военно-судебным уставом предусматривалось учреждение военно-окружных судов также в качестве судов первой инстанции по делам, не подлежавшим ведению полковых судов. Военно-окружным судам были подсудны дела о генералах, штаб и обер-офицерах и чиновниках военного ведомства; о преступлениях нижних чинов, за совершение которых предусмотрены наказания более строгие, чем мог назначить полковой суд, либо о преступлениях, совершенных совместно с гражданскими лицами, против военной службы; о преступлениях и проступках нижних чинов, если вместе с обвинением по делу заявлен гражданский иск на сумму свыше руб.

Таким образом, военно-окружные суды по объему своей компетенции и по ее значимости занимали важное положение в военно-судебной системе России.

С учетом этого были установлены их структура, состав и порядок замещения в них судейских и иных должностей. Военно-окружные суды создавались командующими в каждом военном округе и состояли они из постоянных и временных членов.

К числу постоянных членов принадлежали председатели, военные судьи и военные следователи этих судов в количестве, определенном штатами ст. Постоянные коронные судьи являлись, как правило, штаб офицерами но могли иметь и генеральское звание , имеющими юридическое образование.

Кроме того, в число постоянных судей вводился один чиновник из военного ведомства, получивший юридическое образование. Обязанности председателей военно-окружных судов должны были исполнять только военнослужащие и притом только генералы.

Число постоянных судей в различных военных округах было неодинаковым и зависело от судебной нагрузки. В состав военно-окружного суда входили один военный следователь для производства предварительного следствия и кандидаты на судебные должности — для осуществления защиты подсудимых.

Это были преимущественно обер-офицеры, закончившие курс юридических наук и прошедшие в течение года стажировку в военном суде. Звание кандидата на судебные должности присваивалось военным министром. Военными следователями назначались как штаб-офицеры, обер-офицеры, так и гражданские чиновники военного ведомства.

Секретари военно-окружного суда и их помощники могли назначаться также из числа военных и гражданских чинов ст. Перечисленные требования в отношении лиц, назначаемых на должности военно-окружных судов, служили гарантией обеспечения полной благонадежности чиновников военно-судебного ведомства и их профессиональной пригодности.

Еще большей гарантией в этом отношении являлся установленный порядок назначения руководящих должностных лиц военно-окружных судов. Устав определял, что в должности председателей военно-окружных судов должны были назначаться военные судьи и военные прокуроры, а в должности военных судей — военный следователи, помощники военных прокуроров и чины главного военно-судебного управления.

Председатели военно-окружных судов, военные судьи и военные следователи подбирались военным министром и назначались приказом царя.

Должности секретарей военно-окружных судов и их помощников комплектовались председателями этих судов и назначались военным министром ст. Таким образом, все оперативные работники военно-окружных судов назначались главой государства — царем, а остальные — военным министром. Каждый назначенный в первый раз на должность судьи приводился к особой присяге духовным лицом своего вероисповедания в публичном заседании того суда, в который он поступал ст.

Временные члены военно-окружных судов назначались из войск на шесть месяцев в количестве шести офицеров: двух штаб-офицеров и четырех обер-офицеров. Временными членами суда могли быть офицеры, прослужившие в армии не менее восьми лет, из которых четыре года — на строевых должностях командиром эскадрона, роты, взвода. Временные члены суда назначались приказом командующего войсками округа, о чем объявлялось войскам округа и сообщалось председателю суда.

На время пребывания в суде они освобождались от своих служебных обязанностей ст. Главными задачами военно-окружных судов являлось рассмотрение уголовных дел по первой инстанции, осуществление судебного надзора за полковыми судами и осуществление надзора за должностными лицами, состоящими при суде: секретарями и их помощниками, военными следователями, кандидатами на судебные должности и лицами, вьполняющими технические функции.

Рассмотрение дел по первой инстанции проводилось в составе наличных постоянных судей и шести временных членов суда. В заседании обязательно участвовал военный прокурор или его помощник и защитник из кандидатов на судебные должности или присяжных поверенных гражданского ведомства, а также секретарь суда или его помощник. В случае предания суду командира полка или лица, ему равного, в качестве временных членов в суде не могли принимать участие подчиненные ему офицеры.

При предании суду генерала или лица, занимающего равную должность, председатель суда назначался царем из числа членов главного военного суда. Членами такого суда должны были являться два генерала — по распоряжению министра обороны, два генерала или два штаб-офицера — по распоряжению командующего округа и два штаб-офицера из числа временных членов военно-окружного суда ст.

Основанием для нее служили материалы судебного следствия, прений сторон и обвинительного акта. Существо вопросов касалось доказанности вины подсудимого: было ли событие преступления, совершил ли его подсудимый, был ли он вменяем.

Также могли быть поставлены другие дополнительные вопросы, касающиеся смягчающих и отягчающих обстоятельств и других обстоятельств дела. Проект вопросов в письменном виде передавался на обсуждение сторонам. Замечания сторон суд обсуждал в совещательной комнате. Окончательные вопросы формулировались судом и ответы на них подписывались судьями.

Приговоры военно-окружных судов являлись окончательными и вступали в законную силу, за исключением случаев их опротестования прокурором или обжалования осужденным.

В этих ситуациях дело направлялось в Главный военный суд для рассмотрения в кассационном порядке. Рассмотрение дел о преступлениях по службе лиц военно-судебного ведомства председателей и членов военно-окружных судов, секретарей, военных следователей, кандидатов на судебные должности имело ряд особенностей. Такие дела рассматривались в другом военно-окружном суде под председательством члена Главного военного суда, с участием Главного военного прокурора или его заместителя.

В кассационном порядке дело рассматривалось в Кассационном департаменте Правительствующего Сената, решение которого было окончательным и обжалованию не подлежало. Кроме рассмотрения дел по первой инстанции военно-окружной суд осуществлял судебный надзор за полковыми судами, рассматривая дела по представлениям командира полка либо по жалобам потерпевших и гражданских истцов.

В судебное заседание вызывался осужденный, а также другие лица, участвовавшие в рассмотрении дела в полковом суде для повторного допроса. Обязательно заслушивалось заключение прокурора.

Пределы судебного разбирательства были ограничены теми вопросами, которые ставились в представлении командира и в жалобах заинтересованных лиц. В результате рассмотрения дела военно-окружной суд мог увеличить наказание осужденному в соответствии с представлением командира; приговор мог быть отменен полностью или частично и постановлен новый приговор взамен отмененного или же своим приговором военно-окружной суд утверждал приговор полкового суда.

Приговор военно-окружного суда мог быть опротестован прокурором в Главный военный суд, но лишь в той части, в которой суд не согласился с заключением прокурора, сделанном в суде.

Кроме организации постоянно действующих военно-окружных судов, Военно-судебный устав допускал в пунктах, удаленных от места нахождения военно-окружного суда, открытие временных военных судов.

В рассмотрении дел они имели равные права с военно-окружными судами. Временные военные суды открывались в тех или иных пунктах по усмотрению командующего войсками округа с учетом дислокации войск и наличия готовых к слушанию дел.

В состав временных военных судов входили один постоянный и шесть временных членов ст. Временные военные суды по существу являлись выездными сессиями военно-окружных судов. Они открывались, как правило, в тех местах, где накапливалось большое количество не рассмотренных военно-судебных дел.

В некоторых местах, где было много дел, такие суды действовали постоянно. Они играли важную роль в рассмотрении уголовных дел. Так, в течение 15 лет гг. Следовательно, практика функционирования временных военных судов в рассматриваемый период получила широкое распространение. Особенно часто открытие временных военных судов практиковалось в период революционной ситуации гг.

Такие дела военно-окружные суды по своему усмотрению рассматривать не могли. Эти дела должны были рассматривать или обыкновенные военно-окружные суды, или особые военные, или верховный уголовный суд.

Этот суд не являлся постоянно действующим. Он создавался только тогда, когда, возникало то или иное дело. Место учреждения особого военного суда определялось военным министром. Прокурорские обязанности в этих судах исполняли лица, назначенные военным министром из числа чинов военной прокуратуры.

Приговоры верховного уголовного суда являлись окончательными, жалобы на них не допускались. Принимались лишь от подсудимых просьбы о помиловании царю, которые направлялись судом со своим заключением по инстанции через военного министра.

В связи с подачей просьбы о помиловании исполнение приговора приостанавливалось ст. В соответствии с Военно-судебным уставом г.

Он учреждался с двумя отделениями. Главный военный суд должен был находиться в Петербурге, а его отделения филиалы — в Сибири и на Кавказе. Главный военный суд состоял из председателя и членов. Председателем суда мог быть назначен только генерал.

Членами суда могли быть как генералы, так и чиновники военного ведомства первых четырех классов, но число военнослужащих должно было превышать число членов из чиновников. Председатель суда назначался из его членов, а члены суда — из числа председателей военно-окружных судов и чинов прокуратуры, не ниже военного прокурора.

Эти назначения производились по указам царя ст. Главный военный суд был учрежден в конце г. Сибирское и Кавказское отделения Главного военного суда учреждены не были.

Военно-судебный устав допускал создание особых присутствий для рассмотрения важных дел, требующих неотложного наказания, в кассационном порядке. Это присутствие могло быть создано в пунктах, отдаленных от Главного военного суда, распоряжением командующего округом, но с обязательного разрешения царя, которое могло быть испрошено телеграфом.

В состав особого присутствия назначались три человека: Председатель — генерал и два члена суда — штаб-офицера, один из которых должен был назначаться из постоянных членов военно-окружного суда.

Кроме того, в состав присутствия входил военный прокурор. Особые присутствия пользовались правами Главного военного суда, при разрешении дел руководствовались законами мирного времени, но применяли сроки в решении дел, которые были установлены для военного времени ст. Одно из отделений Главного военного суда именовалось Верховным кассационным судом, который рассматривал дела по кассационным протестам Главного военного прокурора и жалобам заинтересованных лиц на приговоры военно-окружных судов.

Кассационными поводами в то время являлись: нарушение либо неправильное истолкование уголовного закона при квалификации преступления или назначении наказания; существенное нарушение порядка судопроизводства; выход суда за пределы своих полномочий.

Если ошибка в применении закона не повлекла назначения несправедливого наказания, это не считалось основанием для протеста или жалобы. Осужденный, его защитник и потерпевший не вызывались в судебное заседание, но вправе были не только присутствовать, но и выступать с пояснениями. Участие Главного военного прокурора или его заместителя являлось обязательным.

В начале кассационного заседания он давал предварительное заключение, затем член суда докладывал обстоятельства дела и суть кассационного протеста или жалобы, после чего прокурор делал окончательное заключение.

Присутствующие заинтересованные лица могли с разрешения председательствующего дать пояснения. В заседании кассационного суда принимали участие не менее трех членов суда, решение принималось по большинству голосов.

Если по тому или иному вопросу голоса разделились поровну, решение принималось наиболее благоприятствующее осужденному. Если приговор отменялся, дело для повторного рассмотрения передавалось в другой военный суд или в тот же суд, но в ином составе судей. При повторном рассмотрении наказание осужденному могло быть увеличено лишь в том случае, если имелся протест прокурора на мягкость наказания или открылись новые обстоятельства, свидетельствующие о совершении им еще и другого преступления или существенно отягчающие его вину.

Жалобы и протесты на решения Главного военного суда не допускались. Главный военный суд обладал широкими нормативно определенными полномочиями по руководству нижестоящими военными судами. Он следил за точным и единообразным применением всеми военными судами закона, давал руководящие разъяснения по применению действующего законодательства на основе обобщения судебной практики.

Такими же полномочиями он обладал и в отношении военных следователей и кандидатов на судебные должности. Удаление от должности увольнение председателей и членов военно-окружных судов могло последовать только по постановлению Главного военного суда.

В соответствии со ст. Прокурорский надзор осуществляли Главный военный прокурор имевший двух заместителей , военные прокуроры и их помощники. Военные прокуроры состояли при военно-окружных судах, а Главный военный прокурор при Главном военном суде. Организация военной прокуратуры происходила одновременно и тем же порядком, что и военных судов.

Все чиновники военной прокуратуры назначались царем и военным министром ст. Главная военная прокуратура была организована вместе с учреждением Главного военного суда в конце г.

Военные прокуроры в своей деятельности не были подчинены военным судам, они осуществляли надзор за соблюдением законодательства при рассмотрении дел военными судами и не имели права надзора за действиями военных начальников и других военнослужащих ст. Общий надзор за всеми военными судами, органами военной прокуратуры и их должностными лицами был сосредоточен в руках военного министра.

Министр мог производить ревизию военно-судебных учреждений лично или через назначенных им должностных лиц военно-судебных учреждений Главное военно-судное управление структурно входило в состав Военного министерства. Председатели военно-окружных судов находились в непосредственном подчинении военного министра ст. Таким образом, надзор за органами военной юстиции России по Военно-судебному уставу г.

В рассматриваемый период непосредственно в судебном процессе, в деле уголовного преследования командованию также принадлежала ведущая роль. Судебная деятельность военно-судебных мест осуществлялась в форме заседаний: распорядительных — для решения технических и подготовительных к судебному рассмотрению вопросов в полковых судах они не проводились и судебных — для разрешения судебных дел.

Судебные дела по первой инстанции рассматривались коллегией судей, назначаемых соответствующими военачальниками на определенный срок из числа офицеров, имевших стаж действительной военной службы на строевых командных должностях. Судебные заседания проводились публично, за исключением некоторых случаев, когда дела слушались «при закрытых дверях».

Это дела: о богохулении, против чести и целомудрия женщины, о развратном поведении, сводничестве, противоестественных пороках, а также о государственных преступлениях рассматриваемых в изъятие из общего порядка судопроизводства , связанных с произнесением «дерзких оскорбительных слов против Государя и членов Императорского дома». Однако при любом порядке слушания дела приговоры оглашались публично.

Кроме того, в судебное заседание во всех случаях допускались лица, принадлежащие к судебному ведомству как военному, так и гражданскому. В судебных заседаниях военно-судебных мест за исключением полковых судов участие военного прокурора или его помощника было обязательным. Перед допросом в суде свидетели приводились к присяге «перед Богом и людьми», обязуясь говорить чистую правду.

Не подлежали допросу в суде: безумные и сумасшедшие, священники относительно признания подсудимого, полученного на исповеди; присяжные поверенные, исполняющие обязанности защитников, относительно признания подсудимого; жена и близкие родственники подсудимого, если они по собственной инициативе не пожелают воспользоваться своим правом давать показания.

Не допускались к свидетельству под присягой: отлученные от церкви духовным судом, не достигшие 14 лет подростки, слабоумные, не понимающие святости присяги, жена и близкие родственники подсудимого, в случае дачи ими показаний. По общему правилу сначала допрашивался подсудимый, затем потерпевшие, свидетели обвинения, свидетели зашиты.

Приговор военного суда провозглашался именем «Его Императорского Величества». При этом составлялось два приговора: краткий, объявляемый по возможности сразу же в данном судебном заседании и содержащий только суть решения, и в окончательной форме, подробный, мотивированный — спустя некоторое время например, подобные приговоры военно-окружного суда должны были оглашаться в течение 2 недель.

Вот как выглядел образец краткого приговора, рекомендованный практическим руководством для полковых судов. Судебные издержки на основании ст. В зависимости от тяжести преступления и наступивших последствий наказания военнослужащих подразделялись на уголовные, сопряженные с лишением всех прав состояния за наиболее опасные преступления , и исправительные — с лишением или без лишения всех или некоторых особенных личных и по состоянию присвоенных прав и преимуществ.

Чтобы дать представление о характере некоторых воинских преступлений того времени и наказаниях за их совершение, приведем несколько примеров уголовно-правовых норм из Воинского Устава о наказаниях.

За неоказание с намерением должного начальнику уважения, неприличное с ним обращение, а равно за всякий поступок, если дисциплинарное взыскание окажется не соответствующим важности вины, виновный подвергался содержанию на гауптвахте до 3 месяцев или одиночному заключению в военной тюрьме до 2 месяцев.

За оскорбление начальника на словах, на письме или в печати виновный подвергался разжалованию в рядовые, или исключению из службы, или заключению в крепости от 2 месяцев до 1 года 4 месяцев, или содержанию на гауптвахте от 3 до 6 месяцев, или отдаче в дисциплинарную часть от 1 до 3 лет или одиночному заключению в военной тюрьме от 2 до 4 месяцев.

За нанесение начальнику удара или поднятие на него руки с таким же намерением или оружия виновный подвергался лишению всех прав состояния и ссылке в каторжные работы от 4 до 12 лет. В военное время — лишению всех прав состояния и смертной казни — расстрелянию. За уклонение, хотя и временное, с целью освободиться от службы навсегда виновный подвергался исправительным арестантским отделениям в тюрьме гражданского ведомства от 4 до 6 лет.

В военное время — ссылке в каторжные работы от 4 до 20 лет или же смертной казни. За самовольную отлучку не свыше 6 суток в мирное время виновный наказывался дисциплинарно, а при отягчающих обстоятельствах отлучка из-под ареста, из-под стражи — содержанию на гауптвахте от 1 до 6 месяцев или одиночному заключению в военной тюрьме от 1 до 4 месяцев.

За самовольную отлучку на срок свыше 6 суток в мирное время виновный подвергался: в первый раз — содержанию на гауптвахте от 1 до 6 месяцев или одиночному заключению в военной тюрьме от 1 до 4 месяцев; во второй раз — заключению в крепости от 1 года 4 месяцев до 2 лет 8 месяцев; в третий раз — заключению в крепости от 2 лет 8 месяцев до 4 лет.

За оскорбление часового или военного караула словом, неприличным действием виновный наказывался исключением из службы и заключению в крепости от 2 месяцев до 1 года 4 месяцев, или отдаче в дисциплинарную часть от 1 года до 2 лет или одиночному заключению в военной тюрьме от 2 месяцев 2 недель до 4 месяцев. При наличии смягчающих обстоятельств суд был вправе снизить наказание на одну — две степени.

Дело в том, что санкции некоторых уголовных законов содержали определенные степени, позволяющие суду, не меняя квалификации преступления, варьировать при необходимости размер наказания в сторону смягчения. Так, Воинский Устав о наказаниях предусматривал четыре степени одиночного заключения в военной тюрьме для нижних чинов : первая— от 3 до 4 месяцев; вторая— от 2-х месяцев и 2 недель до 3 месяцев; третья— от 2 месяцев до 2 месяцев и 2 недель; четвертая— от 1 месяца и 2 недель до 2 месяцев.

В исключительных случаях суд ходатайствовал «На Высочайшее имя» о выходе «за пределы судебной власти» то есть с просьбой назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного законом ввиду совершения осужденным преступления «в результате несчастного стечения обстоятельств».

У офицеров, осужденных к ссылке в военно-исправительные роты или к разжалованию в рядовые, отбирались ордена и другие знаки отличия, кроме медалей за участие в войне. Командир полка, при котором состоял суд, утверждал приговор и при этом мог смягчить наказание осужденному в пределах своих дисциплинарных прав.

Конфирмованный то есть утвержденный командиром приговор немедленно вступал в законную силу и подлежал исполнению. Для исполнения приговоров, связанных с лишением всех прав состояния и смертной казнью, существовала определенная процедура.

Приговор приводился в исполнение перед строем желательно той команды, в которой служил осужденный. Перед совершением казни приглашалось духовное лицо, которое сопровождало осужденного до места казни и оставалось при нем до исполнения приговора, напутствовало его к «новой жизни».

Осужденный направлялся к месту казни в арестантской одежде с надписью на груди о роде его вины например, «убийца» , а если он был виновен в убийстве отца или матери, — то с черным покрывалом на лице. По доставлении осужденного к месту казни одним из офицеров исполняющим эту обязанность, оглашалась суть судебного решения. Затем осужденный выставлялся к позорному черному столбу и оставался там в течение 10 минут.

При этом над лицом, принадлежавшим к дворянскому сословию, а также над офицерами «преломлялась шпага», что означало гражданскую смерть.

По исполнении этих «обрядов» смертная казнь исполнялась в соответствии с приговором. Если казнь «По Высочайшему повелению» заменялась «политической смертью», то по возведении на эшафот имитировался обряд «расстреляния», а осужденный к повешению «поставлялся под виселицу».

Такая участь, как известно, в свое время постигла и великого писателя Ф. Достоевского, имевшего в свое время отношение к военному ведомству. Восстановление чести и прав необоснованно осужденного допускалось «во всякое время» и даже смерть осужденного не препятствовала его реабилитации.

Оправданный подсудимый был вправе требовать вознаграждения с лиц военного и военно-судебного ведомства, если мог доказать, что они действовали «пристрастно, притеснительно, без законного повода или основания или же вообще недобросовестно».

В военных судах при рассмотрении дел по первой инстанции секретарем помощником составлялся протокол в полковых судах — журнал , в котором излагался весь ход судебного заседания с тем, чтобы можно было удостовериться в соблюдении всех правил, нарушение которых могло служить основанием к отмене приговора. При этом не допускались «подскобы», не оговоренные исправления.

Все приговоры военных судов, вступившие в законную силу, объявлялись: об офицерах, чиновниках военного ведомства — в приказах командующих военными округами, о нижних чинах— в приказах по воинской части.

Внутренний порядок в судах, работа канцелярии, делопроизводство, исполнение решении и различного рода переписка, а также обязанности лиц, выполняющих «технически-вспомогательные» функции судебных приставов, судебных рассыльных и т. Помимо изложенного комплекса судебно-правовых вопросов Военно-судебный устав г.

Эти изъятия распространялись по особым распоряжениям царя на войска и местности, объявленные на военном положении. Если армия, объявленная на военном положении, действовала на территории своей страны, то она обслуживалась в судебном отношении военно-окружным судом того округа, на территории которого она находилась. При производстве дел в таких случаях военно-окружные суды должны были руководствоваться процессуальными правилами, установленными для военного времени.

При переходе армии за границу для нее было предусмотрено учреждение военно-полевого суда по правилам, установленным для военно-окружного суда. Главнокомандующий должен был назначать: председателя суда, военных судей, военных следователей, прокурора и работников канцелярии, а также временных членов суда.

Применительно к мирному времени Военно-судебный устав допускал учреждение временных полевых военных судов в военных корпусах и отрядах, действовавших отдельно от армии. Предполагалось, что в этих случаях, по крайней мере, должность председателя суда или военного прокурора должна была замещаться лицами из военно-судебного ведомства.

При недостатке военных юристов состав временного полевого военного суда комплектовался офицерами из войск. В случае недостатка в отдельном отряде или осажденной крепости офицеров для создания и такого суда, командиру отряда или коменданту крепости предоставлялось право действовать по своему усмотрению и под свою личную ответственность ст.

В качестве верховной кассационной инстанции в военное время в действующей армии предусматривалось учреждение полевого главного военного суда. В состав этого суда с позволения царя должны были командироваться два члена главного военного суда, один из которых назначался председателем полевого главного военного суда. Кроме того, военным министром должны были назначаться в состав этого суда три члена из числа председателей военно-окружных судов, военных судей или военных прокуроров, а также один из заместителей главного военного прокурора с помощниками.

Полевой главный военный суд должен был находиться при полевом штабе армии. В местах, отдаленных от полевого главного военного суда и при других неотложных обстоятельствах разрешалось открывать особые присутствия как в округах в мирное время , а при отрыве частей от армии создавались особые присутствия в составе трех членов и одного прокурора, назначаемых из строевых офицеров.

В особых случаях командиру, как отмечалось, предоставлялось право действовать по своему усмотрению ст. Таким образом, в боевых условиях командирам предоставлялись неограниченные права не только в организации судов первой инстанции, но и особых присутствий в качестве кассационных инстанций.

Общий надзор за военно-судебными учреждениями и их должностными лицами в условиях военного времени предоставлялся главнокомандующему армией. В этом отношении он пользовался правами военного министра ст. Указанные выше правила были реально применены на практике во время Русско-турецкой войны гг. Военные суды в действующей армии исполняли свои обязанности не в таком составе, как это нормативно предусматривалось военно-судебным уставом.

Состав судов не выдерживался в отношении временных членов. Последних должно было быть в составе суда 6 человек. Кроме того, в период войны многие начальники очень часто прибегали к недозволенным мерам расправы с солдатами без всякого суда: избивали солдат розгами, нагайками и т.

Описанные изменения в устройстве органов военной юстиции потребовали соответствующих реорганизаций военно-судебного управления. Административные функции в области военно-судебного управления фактически были разделены между главой государства царем , который назначал и смещал всех ответственных чиновников органов военной юстиции и военным министром.

Последний подбирал и представлял на утверждение царя всех наиболее ответственных работников военно-судебного ведомства, а остальных назначал и смещал своей властью.

Непосредственным органом военно-судебного управления являлось Главное военно-судное управление Военного министерства, которое впервые было организовано в марте г. Приказом царя 30 марта г. Всего в штате управления было 77 человек. Непосредственное выполнение этих обязанностей возлагалось, в том числе на Главное военно-судное управление административный орган и Главный военный суд орган правосудия , которые входили в качестве составных частей в военное министерство.

Главному военному суду принадлежала судебная власть, в качестве верховного кассационного суда, порядок образования которого и его компетенция были определены Военно-судебным уставом. Главное военно-судное управление никакими судебными функциями не обладало.

К руководству судами оно также отношения не имело, поскольку все административное управление военными судами принадлежало исключительно командирам вплоть до военного министра и царю, которые фактически и являлись органами военно-судебного управления.

Его обязанности заключались в ведении делопроизводства статистики и т. Кроме того, при Главном военно-судном управлении состояли успешно функционирующие Военно-юридическая академия, образованная также в г.

Преподаваемые в академии предметы были разделены на главные и вспомогательные. Читались и другие, необязательные курсы. Особой популярностью у слушателей академии пользовались лекции профессора С. Друцкого по военно-уголовному праву, заслуженного профессора И. Шендзиковского, профессора П. Бобровского и других ведущих специалистов в области военно-юридического права.

В разные годы в академии преподавали: профессор государственного права С. Бершадский, заслуженный профессор академии В. Володимиров, профессор А. Неклюдов, известный юрист — сенатор А. Кони, почетный член Академии В. Философов, доктор уголовного права, профессор, статский советник Н. Сергиевский, профессор гражданского права А. Кузьмин-Караваев, читавший курс уголовного права, и многие другие.

Становление и успешное развитие Александровской военно-юридической академии невозможно представить без возглавлявшего ее генерал-лейтенанта П.

Судебная реформа г. Она ввела принцип независимости судей, гарантировав его выборностью мировых и несменяемостью судей общих судов, отделением судебной власти от исполнительной, учреждением особых судебных округов, не совпадающих с административным делением государства.

В декабре года комиссия закончила работы и внесла законопроекты в Соединенные департаменты. Новые Судебные уставы состояли из четырех основных законов: Учреждения судебных мест , Устава уголовного судопроизводства , Устава гражданского судопроизводства , Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями , и сопровождались рядом технических норм, определяющих штаты судебных учреждений и переходные положения в процессе их введения.

В императорском указе Сенату объявлялось:. При принятии Судебных уставов Государственный Совет высказался за распространение их на всю империю в течение 4 лет. В действительности же процесс затянулся более чем на 25 лет, причем при введении Уставов во многих местностях были допущены существенные отклонения от их первоначальных идей.

Открытие первых судов в столицах в апреле года сопровождалось торжественной церемонией с участием министра юстиции Д. Замятнина , многочисленных почетных гостей и иностранных дипломатов. В году судебные учреждения были введены в Пермской губернии и в части Вологодской губернии. В году новые судебные учреждения предполагалось ввести в 9 губерниях Западного края , но процесс был остановлен из-за Русско-турецкой войны ; в году реформа была проведена только в Киевской , Подольской и Волынской губерниях.

В году новые Судебные уставы, также с исключениями, были распространены на Батумскую и Карсскую области. Таким образом, за первые 14 лет новые Судебные Уставы были распространены, частично или полностью, на 54 губернии и области.

В году новые судебные учреждения были введены в Северо-Западном крае Виленской , Ковенской , Гродненской , Минской , Могилевской и Витебской губерниях , после чего процесс введения нового суда был приостановлен, и возобновился лишь через 7 лет.

В году новые судебные учреждения, с существенными изменениями, были введены в Прибалтийских губерниях Лифляндская , Курляндская и Эстляндская губернии. В году Судебные уставы в полном объеме были введены в Олонецкой , Оренбургской , Уфимской и Астраханской губерниях. B году, также с существенными отклонениями, Судебные уставы были введены в Средней Азии Акмолинская , Закаспийская , Самаркандская , Семипалатинская , Семиреченская , Сыр-Дарьинская , Тургайская , Уральская и Ферганская области и в северной части Вологодской губернии , чем и был полностью завершен процесс распространения Судебных уставов года [16].

При открытии новых судов Министерству юстиции пришлось решить сложную кадровую проблему: в реформированные суды надо было назначать людей с юридическим образованием, судебным опытом и безупречной репутацией.

Первые послереформенные министры юстиции, Д. Замятнин и граф К. Пален, приложили огромные усилия к правильному подбору кадров, они лично объезжали губернии и знакомились с возможными кандидатами. В целом, в первое десятилетие новая судебная система комплектовалась лучшими кадрами, переводимыми из губерний со старыми судами, а затем юристы с достаточным стажем, выросшие из кандидатов на судебные должности, начали появляться уже внутри новых судов.

Кадровая политика министерства оказалась чрезвычайно удачной, новый судейский корпус с первого дня отличался компетентностью, преданностью делу и честностью. Одновременно с началом постепенного открытия новых судов были проведены и ограниченные реформы в сохранявшихся старых судах, имевшие сходство с предшествующими предложениями Д.

В октябре года были приняты Временные правила, которые отменили канцелярскую тайну, дали подсудимым право присутствовать при докладе судам их дела и представлять возражения, лишили губернаторов права отменять судебные решения, сократили процессуальные сроки, отменили часть процедур переноса дел в вышестоящие инстанции.

Временная и неполная реформа оказалась эффективной, и скорость прохождения дел через старые судебные учреждения заметно повысилась [17]. Кроме того, для судов общей юрисдикции но не мировых судов были приняты следующие принципы:. Реформа в части судопроизводства и судоустройства для судов общей юрисдикции не затрагивала материального права, определявшегося сложным и мозаичным комплексом действующих законов.

Часть из этих законов, например Уложение о наказаниях , была пересмотрена и кодифицирована значительно позже и без всякой связи с реформой; часть законов, прежде всего гражданское законодательство, так никогда и не получила кодификации. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями , был, напротив, актом материального права процессуальное право для мирового суда было создано Уставами гражданского и уголовного судопроизводства , и его принятие сопровождалось отменой всех действующих норм материального права, касавшихся сферы деятельности полицейского суда, заменяемого новым мировым судом.

Судебное ведомство было отнесено к Министерству юстиции, при этом юридическое положение всех входящих в него лиц и учреждений было различным. Министр юстиции не был главой судебной власти, суды с процессуально независимыми и несменяемыми судьями, процессуально независимые и несменяемые судебные следователи находились в его ведении только в административно-хозяйственном отношении, а Сенат формально считался независимым органом верховной власти.

В то же время министр был генерал-прокурором , то есть лично возглавлял прокурорский надзор и мог прямо распоряжаться всеми прокурорами. Судебные приставы были чиновниками, находившимися в распоряжении судов, и при этом составлявшими корпорацию с солидарной ответственностью.

Кандидаты на судебные должности были полностью подчиненными министерству стажерами. Нотариусы были процессуально независимыми, но сменяемыми чиновниками под надзором судов.

Присяжные поверенные не состояли на государственной службе и образовывали корпорации под надзором судов. Судебные учреждения были разделены на две ветви: мировые суды для дел меньшей важности и общие суды. Подсудность между двумя ветвями судебной власти была строго разделена, по цене гражданских исков и по предельному наказанию, возможному для обвиняемого.

Мировые судьи рассматривали: гражданские иски на сумму не свыше рублей, иски о личных обидах и оскорблениях, иски о восстановлении нарушенного владения; дела по обвинению в проступках, наказанием за которые мог быть выговор, штраф на сумму не свыше рублей, арест на срок не более 3 месяцев, заключение в тюрьму на срок не более одного года.

На практике это означало, что самыми крупными уголовными делами, попадавшими к мировым судьям, были кражи. Мировой судья представлял собой единоличную власть. Мировые судьи были выборными, что отличало их от всех остальных, коронных, судей. Мировые судьи назывались участковыми, так как их полномочия распространялись на участок, не обязательно совпадавший с какими-либо административно-территориальными единицами.

Кроме участковых существовали еще и внештатные почетные мировые судьи, также выборные, служившие без жалованья. Почетные судьи не имели своего участка и были прикреплены к мировому округу, совпадавшему с уездом; стороны обращались к их суду добровольно; таким образом почетные мировые судьи не рассматривали уголовные дела.

На практике оказалось, что к почетным мировым судьям тяжущиеся обращались редко, однако они активно участвовали в заседаниях мировых съездов. Существовали также выборные и оплачиваемые добавочные мировые судьи, которые замещали участковых судей в случае их отъезда или болезни. Мировой съезд объединял мировых судей одного округа, в сельской местности всегда совпадавшего с уездом.

Крупные города составляли отдельный мировой округ, а в Санкт-Петербурге и Москве округов было несколько. Съезд возглавлял председатель, один из участковых мировых судей, избираемый всеми мировыми судьями округа на три года.

Съезды рассматривали апелляционные жалобы на решения мировых судей, их решения были окончательными, но была возможна подача кассационных жалоб в Кассационные департаменты Сената. При рассмотрении уголовных дел публичного обвинения в работе съезда участвовал товарищ прокурора окружного суда, дававший необязательные для исполнения заключения по делам.

Съезды собирались периодически, как правило, один раз в месяц. Мировая юстиция была максимально приближена к тяжущимся и потерпевшим, судопроизводство было упрощенным и быстрым, так что у мирового судьи можно было успешно судиться без помощи адвоката. Более того, мировые судьи могли начать рассмотрение дела по устной жалобе потерпевшего или истца, что делало их правосудие доступным для неграмотных и бедных.

Теоретически, мировые судьи должны были стремиться к решению максимального количества тяжб мировым соглашением именно поэтому они и назывались мировыми [ источник не указан дней ]. Для рассмотрения более серьезных гражданских и уголовных дел предназначались окружные суды.

Один окружной суд обслуживал несколько уездов, но, как правило, не целую губернию; эта территория именовалась округом окружного суда в отличие от судебного округа судебной палаты. В окружном суде судили профессиональные и несменяемые коронные то есть назначаемые императором судьи. Суды разделялись на несколько уголовных и гражданских департаментов судебных составов , в каждом из которых было не менее четырех судей.

Окружные суды проводили во всех городах своего округа регулярные выездные сессии, как правило, от 2 до 6 раз в год. При необходимости на выездной сессии в судейскую коллегию вместо двух судей допускалось приглашать местных почетных мировых судей и судебных следователей.

Гражданские дела и уголовные дела выше подсудности мирового судьи, ниже подсудности присяжных наказываемые заключением от года до 16 месяцев, преимущественно кражи со взломом слушались департаментом, причем коллегия должна была состоять не менее чем из трех судей.

Дела решались большинством голосов судей. Обвиняемых в преступлениях, за которое было возможным присудить к лишению общих или особенных прав что означало тюремное заключение на срок от 1 года 4 месяцев и все более тяжкие наказания судил суд присяжных под председательством одного судьи. Коллегия присяжных состояла из 12 действующих и 6 запасных заседателей.

Присяжные избирались по сложной процедуре. Вначале составлялся широкий уездный список, включавший представителей всех сословий, обладавших определенным цензом. Затем комиссия уездного земского собрания отбирала узкий список.

Затем из узкого списка жребием отбиралось 30 присяжных для серии процессов, из них для каждого отдельного процесса сторонами отводилось по 6 присяжных, а оставшиеся жребием разделялись на основных и запасных.

Присяжные, следуя вопросам судьи, определяли наличие события преступления, виновность подсудимого, необходимость в снисхождении ; судья определял наказание. Окружные суды самостоятельно начинали судебные дела по гражданским делам и уголовным преступлениям, судимым без присяжных.

Обвиняемые, судимые с присяжными, предавались суду решением судебных палат. При окружных судах состояли прокуроры и их товарищи распределенные по всем городам в округе суда , судебные следователи являвшие членами суда, но служившие в своих участках , судебные приставы и нотариусы.

Окружные суды объединялись в судебные округа во главе с судебными палатами. В каждом департаменте было не менее 4 членов, включая председателя.

Судебные палаты были полностью коронным судом, то есть судили без присяжных. Хотя судебные палаты возглавляли судебную систему округов, окружные суды были административно и хозяйственно независимы от палат.

Основной функцией судебной палаты было рассмотрение апелляционных жалоб на решения окружных судов кроме решений судов присяжных, не подлежащих апелляции. Решения суда первой инстанции в апелляционных процессах пересматривались по существу, но только в тех их частях, на которые указывала жалоба.

Палаты не имели права отменять приговоры окружных судов, возвращая дело на пересмотр; они должны были либо отказать в жалобе, либо самостоятельно пересмотреть приговор суда первой инстанции. Судебные палаты также выступали как обвинительные камеры по уголовным делам, подлежащим рассмотрению окружными судами с присяжными.

Кроме того, судебная палата как суд первой инстанции решала дела о государственных преступлениях преступления против императора и особ Императорского дома, бунт против верховной власти, государственная измена.

Эти дела не подлежали суду присяжных, и для их решения палата образовывала особый судебный состав с сословными представителями. В качестве сословных представителей в суд вызывались губернский предводитель дворянства и по одному из уездных предводителей дворянства , городских голов и волостных старшин.

Четверо сословных представителей не составляли особой коллегии, они заседали совместно с пятью коронными судьями уголовного департамента палаты и их голоса учитывались при постановлении приговоров наравне с голосами судей.

Существовало и еще одно исключение: судебные палаты выступали как суд первой инстанции для преступлений по должности, совершенных чиновниками в должностях V—VIII классов от статского советника до коллежского асессора.

Постановления судебных палат были окончательными, апелляционных жалоб на них не полагалось, кассационные жалобы рассматривались Уголовным и Гражданским кассационными департаментами Сената. Для различных внутренних административно-распорядительных действий например, для распределения отпусков судей собиралось Общее собрание палаты.

Оно же могло выступать в качестве дисциплинарного суда для судей младших рангов ниже председателей окружных судов. При судебных палатах состояли прокуроры судебных палат, их товарищи, кандидаты на судебные должности, старшие нотариусы, судебные приставы, присяжные поверенные составлявшие корпорацию со своим советом ; судебных следователей при палатах не было.

Компетенция Сената неоднократно и существенно изменялась за длительное время его существования. К началу царствования Александра II важнейшей из функций Сената оказалась его деятельность как верховного судебного места.

Судебные реформы года окончательно завершили превращение Сената в верховный суд. Однако, функции этого учреждения продолжали быть смешанными и сложными. Кроме судебных департаментов, в составе Сената до года находились и несудебные Первый, Второй Крестьянский , Герольдии, Межевой.

Для рассмотрения дел, поступающих из новых судебных учреждений, в году были созданы Гражданский и Уголовный кассационные департаменты. Дела же, поступающие из старых судебных учреждений, рассматривались Судебными департаментами, полномочия которых существенно отличались от кассационных.

В году существовало 8 Судебных департаментов Сената в Санкт-Петербурге, Москве и Варшаве, в году департаменты в Москве и Варшаве были ликвидированы, а к году, по мере замены судов старого строя новыми, количество судебных департаментов сократилось до одного. Основной функцией Кассационных департаментов по Судебным уставам года было рассмотрение дел в качестве кассационной инстанции.

Поводы для подачи кассационной жалобы были достаточно разнообразны. С одной стороны, это были формальные поводы, то есть нарушение норм материального права и порядка судопроизводства, неправильное толкование закона, превышение власти судебными местами второй инстанции.

Сенат мог либо оставить приговор в силе, либо отменить его и направить дело на повторное рассмотрение другим составом суда; разрешение дела по существу, равно как и изменение уголовных наказаний, не входило в компетенцию Сената. Сенат был последней инстанцией, и его решения нельзя было обжаловать.

Сенат рассматривал дела по существу как суд первой инстанции в одном исключительном случае, по обвинению в должностных преступлениях чиновников в должностях от IV класса действительный статский советник и выше. На такие решения можно было приносить кассационные жалобы собиравшемуся только для этого случая Общему собранию кассационных департаментов.

Уголовный и Кассационный департаменты первоначально имели по 8 сенаторов , каждый из департаментов возглавлял первоприсутствующий сенатор. Департаменты могли заседать по раздельным отделениям. Дела в департаментах и отделениях решались большинством голосов, с перевесом голоса председателя при равенстве голосов. Кассационные департаменты имели кворум в три сенатора при заседании отделения и семь сенаторов при заседании департамента.

Заседания, кроме особых случаев, были публичными. Решения кассационных департаментов Сената по существу получали правообразующее значение, хотя прецедентная судебная практика формально не предусматривалась российским правом. Сенатские решения, имеющие прецедентное значение, публиковались в особых тематических сборниках и включались в комментированные издания законов.

Суды всех инстанций, как правило, ориентировались при решении дел на сложившуюся практику Сената. Исаченко , перечислял прецедентных тезисов только по гражданскому праву [18].

На практике же Сенат превратился в подразделение Министерства юстиции. В то время как судьи были несменяемыми, сенаторы в любой момент могли быть переведены императором по представлению министра юстиции в неприсутствующие , то есть отправлены в почетную отставку.

Верховный уголовный суд назначался ad hoc индивидуально для каждого случая лично императором, и состоял из председателей всех в том числе и несудебных департаментов Сената под председательством председателя Государственного Совета; обязанности прокурора выполнял министр юстиции.

Приговоры суда были окончательными и не подлежали обжалованию. Верховный уголовный суд по новым Судебным уставам созывался только дважды: в году, для суда над Д. Соловьевым ; в обоих случаях подсудимые покушались на жизнь Александра II.

Император не имел судебной власти и сохранял за собой только право на помилование но не принимал на себя обязанности рассматривать все прошения о помиловании , при этом на его утверждение в обязательном порядке представлялись все приговоры к лишению прав состояния по отношению к дворянам, чиновникам и офицерам, а также приговоры судов, в которых судьи просили о назначении наказания ниже низшего предела, определенного законом.

Судебные уставы года предусматривали создание прокуратуры как обособленной ветви судебного ведомства. Прокуроры состояли при общих судах всех уровней. Один окружной суд приходился на несколько городов, но товарищи прокурора окружного суда распределялись по участкам таким образом, чтобы в каждом городе на постоянной основе находился хотя бы один из них.

Прокуратура представляла собой независимую службу, подчиненную министру юстиции, имевшему звание генерал-прокурора. При мировых судебных установлениях не было отдельной прокуратуры, их делами занимались товарищи прокуроров, в участках которых находились данные суды.

Судебные обязанности прокуроров были достаточно многообразны. Прокуроры имели факультативное право возбуждения уголовного преследования наряду с судьями. На стадии дознания прокурор имел право непосредственно руководить чинами полиции, а также был обязан надзирать за их действиями.

На стадии предварительного следствия прокурор не мог самостоятельно совершать следственных действий, но имел право наблюдения за следователем и мог делать ему предложения совершить те или иные действия. После окончания предварительного следствия прокурор составлял обвинительное заключение или предложение о прекращении дела , представлял его при процедуре предания суду, а затем поддерживал обвинение в суде.

Прокуроры также контролировали исполнение судебных приговоров. Прокуроры имели право подачи апелляционных и кассационных жалоб на судебные решения как против обвиняемых, так и в их пользу.

Прокуроры участвовали в гражданских процессах, если надо было представлять интересы казны. При составлении обвинительных заключений и поддержании обвинения в суде прокуроры были процессуально независимыми, а при участии в дознании и следствии были подчинены министру юстиции.

Административные обязанности прокуроров делились на две группы. Во-первых, прокуроры следили за законностью содержания под стражей. Им направлялись все документы о взятии под стражу и освобождении, они имели право посещения мест заключения и могли отдавать приказы о немедленном освобождении незаконно лишенных свободы.

Во-вторых, прокуроры входили в ряд междуведомственных совещаний, надзирая за законностью принимаемых ими решений. Судебные следователи состояли при окружных судах, они были распределены по участкам, так чтобы в каждом городе в округе суда был хотя бы один следователь.

Следователи были процессуально независимыми и несменяемыми чиновниками особого рода, они являлись членами окружных судов, и даже, при нехватке судей, могли призываться в состав суда.

Круг их деятельности объединял дознание и следствие в современном их понимании. Следователь возбуждал следственное дело, как только находились достаточные данные для уверенности в событии преступления, руководил оперативной деятельностью полиции, опрашивал свидетелей и подозреваемых, собирал доказательства.

Следователь извещал прокуратуру о начале всякого следственного дела и был обязан открывать все свои действия прокурору; прокурор мог делать предложения по порядку ведения следствия, которым следователь не был обязан подчиняться. Следователь не имел право закрыть начатое следственное дело и не делал никаких юридически значимых выводов из следствия.

Как только следователь усматривал, что для обвинения в суде либо для прекращения дела имеются надлежащие доказательства, он передавал следственное дело прокурору. Судебные приставы состояли при судах всех уровней.

Карикатура на российскую судебную систему. Конец х гг. Фото: wikipedia. Прокуроры могли возбуждать уголовное преследование, руководить полицейскими на стадии дознания и надзирать за их действиями. На предварительном следствии прокурор наблюдал за следователем и мог предложить ему совершить те или иные действия.

Прокуроры проверяли законность содержания под стражей, посещали места заключения и отдавали приказы о немедленном освобождении незаконно лишенных свободы. Они составляли обвинительные заключения или предложения о прекращении дел, представляли их в суды и поддерживали обвинение, контролировали исполнение приговора.

Прокуроры должны были работать при общих судах всех уровней. В гражданских процессах они представляли интересы казны. В противовес прокурорам появились адвокаты присяжные поверенные. Адвокатом мог стать только человек с профильным высшим образованием и пятилетним стажем работы.

Кандидатов утверждал выборный Совет присяжных поверенных, он же объявлял выговоры, временно приостанавливал деятельность защитников и исключал их из корпорации. Присяжные поверенные могли действовать лишь в судах того округа, при котором они состояли.

Их услуги оплачивались по письменному соглашению сторон или по официальной таксе, а если подсудимый не был способен внести деньги — из фонда, в который поступал определенный процент от гонораров всех поверенных округа.

Особо тяжкие уголовные дела рассматривали присяжные заседатели, которые выносили вердикт путем тайного голосования. Коллегия присяжных утверждалась губернатором с учетом оседлости не менее двух лет , возраста от 25 до 70 лет , благосостояния в собственности должно быть имущество на сумму не менее руб.

Судебные уставы года также вводили нотариат и службу судебных приставов. Нотариусы рассматривали документы и устанавливали их подлинность, а старшие нотариусы вели крепостные книги — реестры сделок с недвижимостью.

Нотариусы служили при окружных судах, однако могли иметь и свой собственный офис. Их зарплата состояла из вознаграждений от клиентов по тарифу.

Судебные приставы были при каждом суде, они вручали участникам процесса повестки и документы, помогали исполнять судебные решения. Приставы при вступлении в должность вносили залог и вступали в самоуправляемые корпорации, которые солидарно отвечали за ущерб от неправомерных действий своих членов.

Судебные уставы императора Александра Второго. Фото: rcoit.

«Архивы истории». «Судебные уставы», 1864 год

судебное решение пример

Добавить комментарий
Военно судебная реформа 1864